Единая программа не убьет творчество учителя. Но сколько это стоит?


Единая программа не убьет творчество учителя. Но сколько это стоит?

Фото: Анна Данилова Единая программа — иллюзия или продуманный план? Предполагается огромное количество мероприятий, но откуда возьмется финансирование и входит ли это в учебную нагрузку? С 1 сентября 2023 года все школы России должны привести свои образовательные программы в соответствие с Федеральной общеобразовательной программой. Как это будет — рассказывает научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский.

«А сколько все это будет стоить?»

Содержание статьи:

— Смогут ли школы проявлять хоть какую-то самостоятельность после того, как их переведут на Федеральную общеобразовательную программу, где почти по каждому предмету будет один учебник?

— Кто захочет, тот сможет. Проблема в том, что единая программа — это фантом, а в реальности и дети, и условия, и требования у родителей разные. Создать иллюзию формального единообразия можно, но это уходит из плоскости управления реальным процессом с реальными ориентирами и показателями в формальную отчетность. 

Но есть еще одна очень серьезная вещь, о которой мало кто говорит, потому что все заняты критикой формализации образования: сколько все это единообразие стоит? 

Если вы посмотрите на всякого рода нормативные материалы, то нигде не найдете финансово-экономического обоснования этих нововведений, дополнительных ассигнований на оплату необходимых для реализации замыслов трудозатрат. Из каких источников будут создаваться материальные условия — ну, например, для введения НВП (начальной военной подготовки. — Примеч. ред.) или создания педагогических классов? Как мы называем громадье планов без финансового обеспечения? Помнится, один из героев Гоголя отличался гигантским размахом идей и замыслов, и одновременно пренебрежением к скучным вопросам практической реализации. 

Скучные вопросы не вдохновляют, вдохновляет возможность отличиться впечатляющим перечнем намерений.

Предполагается огромное количество новых мероприятий. Это в рамках дополнительного образования, тогда — добровольно, или входит в учебную нагрузку — тогда нужно чем-то жертвовать. Это часть тарификации учителя или должно быть на голом энтузиазме? Это меняет структуру базового оклада учителя, если появляются новые функции, или в структуре базовой части фонда оплаты труда появятся какие-то компенсационные коэффициенты?

В этих скучных вопросах — главный камень преткновения. Все любят обсуждать то, что на поверхности. Дескать, единые программы убьют творчество учителя. Но творчество ­— как раз та самая песня, которую не задушишь, не убьешь. Каждый классный руководитель, если у него есть талант и творческая жилка, как-нибудь выкрутится, а мероприятие проведет для галочки.

Другое дело, что программа воспитания, построенная на мероприятийности, не результативна. Это на протяжении 100-летия доказано лучшими отечественными психологами и педагогами.  

«Мероприятийность выталкивает ребенка из учебного процесса»

— Почему единый учебник и унификация образовательного процесса влекут за собой мероприятийность?

— Помните, как в «Войне и мире»? Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert? Первая колонна выступает, вторая колонна выступает…Вот такой же будет у нас и учебный процесс.

Когда у вас огромное количество школ, учителей, более 15 миллионов детей, и вы хотите, чтобы их учили и воспитывали по какому-то единому графику и плану, то делать это можно только на единой мероприятийной основе. Нужно создать обязательный для всех линейный процесс, чтобы в одно и то же время везде происходило одно и то же. Сейчас, например, активно вводится такое понятие, как «единый день мероприятий». Потому что только так можно этим единообразием управлять: 6:30 подъем, 7:00 — зарядка, 8:00 — завтрак и так далее.

Поэтому и ВПР, и всякие смотры строя и песни будут проводиться по единому графику. Отчетность-то теперь одна на всех, вы не сможете отчитаться, если у вас будет разнобой мероприятий. 

В чем здесь педагогический подвох? Развитие ребенка происходит исключительно на основе произвольной деятельности, то есть по собственной воле. И эта произвольность не может уйти, исчезнуть, она просто переместится в другое место.

Мероприятийность, помноженная на единообразие, выталкивает ребенка из системного учебного процесса, как пробку из бутылки, в неформальные среды.

Повезет, если они окажутся социально полезными. Но велика вероятность, что будет по-другому. 

— Будут свинец на помойках жечь?

— Бунтовать, хулиганить, рисовать на стенах, подкладывать кнопки — произвольность найдет себе выход. Если на ней не построен учебно-воспитательный процесс, то он неизбежно будет вызывать отторжение. 

«Покажите мне того, кто переехал в другой город и не смог учиться по другому учебнику»

— Какие предметы будут изучаться по единому учебнику? 

— В пределе — все. Тут мелочей не бывает. Недаром усилилась критика разделения математики на базовый и профильный уровень.

— Например, есть учебник Петерсон по математике, он очень популярен. Что с ним делать? Забыть?

— Этот вопрос обсуждается уже лет 10, с момента введения единого перечня учебников и ликвидации совета, который их отбирал. Он касался и учебника Петерсон, и всей линейки учебников развивающего обучения, и многих хороших учебников.

Дело в том, что создать бюрократическим путем единый список практически невозможно. Да и не нужно. На мой взгляд, вся эта история носит абсолютно коммерческий характер и придумывалась изначально в интересах одного издательства под эгидой якобы «единого подхода».

Он методологически возможен, как и единое образовательное пространство. Только это единство принципов развития и раскрытия внутреннего потенциала ребенка, а не одинаковость, когда все зубрят один и тот же текст.

К сожалению, правят бал не ученые, не эксперты, а малопрофессиональные бюрократы. 

— Но есть распространенный аргумент, с которым трудно спорить. У нас большая страна, и если ребенок приезжает из Москвы в Уссурийск, то ему проще и эффективнее учиться по тому же учебнику, что в Москве. А то получается, что в столице одно, в Архангельске другое, в Калининграде третье, и это дезориентирует всех участников учебного процесса. 

— Умоляю, поднимите мне веки, покажите наконец этого ребенка, который приехал из Уссурийска в Москву, увидел другой учебник и не смог учиться! Я жду его уже 15 лет!

Если ребенок приезжает с Сахалина в Калининград, он в любом случае попадает в стрессовую ситуацию, и это совершенно не зависит от того, какие у него учебники.

В психологической теории развития личности есть понятие «преодоление». Развитие ребенка при поддержке взрослых происходит как раз тогда, когда возникает момент преодоления. Есть исследования, которые показывают, что у детей, которых часто переводили из школы в школу, вырабатывается способность к адаптации. Потому что в жизни не бывает такого, что, перемещаясь с одного места на другое, взрослея, человек воспроизводит один и тот же сценарий. 

Сейчас читают:  «Многие учителя во мне разочаровались». Как Алена получила 395 баллов на ЕГЭ

Идея про девочку или мальчика, которые переехали с Сахалина в Калининград, предполагает повторяемость жизненных сценариев. Но так не бывает никогда и ни с кем. Абсолютно искусственная придумка.


Единая программа не убьет творчество учителя. Но сколько это стоит?

«Не все готовы платить за образование»

— Теперь все, у кого есть возможность, бросятся в частные школы, которых нововведения не коснулись?

— Очень хороший вопрос. Мы в Институте образовательной политики ведем анализ и мониторинг негосударственного образования практически с 1991 года. Есть очень интересная тенденция: частные школы у нас сегодня намного консервативнее, чем государственные. Просто мы с вами знаем 5–10 частных школ, которые отличаются особым укладом, например Европейская гимназия, Новая школа, «Летово», несколько других. Но это не система.

Например, попытка вальдорфской педагогики проникнуть в частные школы потерпела неудачу. То же самое с системой Монтессори, развивающим обучением, гуманистической педагогикой Амонашвили и многим другим. Частные школы дрейфуют в сторону жестких требований к успеваемости, хорошей абитуриентской подготовки, комфортных условий и так далее. Это ни хорошо, ни плохо, но есть часть родителей, и немалая, которая ориентирована на индивидуальное образование, развитие личности, на наличие выбора, персональных образовательных траекторий и маршрутов, гуманистическую атмосферу в школе. 

Поэтому массово родители не бросятся в частные школы, нет. К тому же и цена вопроса имеет значение. Далеко не все готовы платить за образование. Скорее будут решаться на домашнее обучение или переезжать в города или поселки со школами, которые их устраивают. Собственно, это уже началось.

Люди двигаются туда, где школы менее однообразны.

— Куда — за границу? Но там нет русскоязычных школ.

— Во-первых, есть, и немало. Но поехать за границу могут единицы и это сопряжено с дополнительным стрессом для ребенка, прежде всего. 

Однако не забывайте, что у нас есть онлайн, есть образовательные программы на YouTube, домашнее обучение, плюс есть школы, которые смогут сочетать единообразие с уникальным укладом — все это вкупе я и называю внутренней эмиграцией.

Более того, мне известно уже два случая создания образовательных общин, но здесь мне не хотелось бы говорить подробно.

— А если не подробно? Типологически — что это такое?

— Интеллигенция где-нибудь в Богом забытых местах, на периферии, создает общину и учит своих детей. Такое и раньше вспыхивало время от времени, но с 90-х годов до года, наверное, 2016-го система образования в России двигалась вперед, развивалась. 

«Московская система образования сможет стать местом образовательной миграции»

— Есть список московских государственных школ с индивидуальными программами — таких, например, как школа Эльконина — Давыдова. Что их ждет? 

— Я сейчас скажу неожиданную вещь. У нас сформировался устойчивый слой неприятелей московской системы образования, но на данный момент она одна из самых детско-ориентированных. Все познается в моменте. Когда образовательные комплексы создавались, обсуждались только недостатки. 

Но сейчас оказалось, что школы-комплексы концентрируют огромное число возможностей для детей — например, профильные классы: инженерные, медицинские, гуманитарные, включенное внутрь школы дополнительное образование, продвинутая цифровизация. Возможно, где-то это происходит кондово. Но институционально создана ситуация выбора. 

— И что с этой свободой будет дальше? 

— Думаю, она никуда не денется. Московская система сильна, авторитетна, она хочет сохранить свое лицо. Может быть, на следующем шаге вся система образования Российской Федерации станет на нее ориентироваться. 

И это хороший сценарий, потому что возможность выбора компенсирует определенную формализацию единообразия. Да, есть нехорошие моменты — почему все должны идти в МЭШ (Московская электронная школа. — Примеч. ред.)? Но все равно в московской системе образования выбора много, и он никуда не денется. 

— Где основания для подобного оптимизма?

— Они — в финансово-организационной структуре обеспечения системы образования. Здесь мы опять возвращаемся к скучным вопросам. В Москве есть система госзаданий, иначе выстроены конкурсы и закупки, при Исааке Калине резко уменьшился административный аппарат. 

В систему московской бюрократии уже зашита вариативность, чтобы ее изменить, нужно поменять систему расходования средств. Это не так легко сделать. Знаменитое постановление, ПП-86 от октября 2011 года, изменило систему административного управления организационно-финансовым обеспечением. Например, в рамках единого норматива в госзадание включено дополнительное образование. 

Слабость бюрократии заключается в низком уровне компетенции в скучных вопросах, поэтому «замыслы с размахом» имеют мало шансов на реализацию.

«Учителя побегут из школ»

— Иными словами, с учетом бюрократической организации в Москве, новая система, приводящая все к единому знаменателю, просто нежизнеспособна?

— Я бы сказал, что ввести в Москве полное единообразие будет сложнее в силу институциональных особенностей системы образования. Она здесь сильная и продуманная. А в стране — слабая и разбалансированная. Если уж вы хотите что-то менять, то начинать нужно с балансирования финансово-организационных механизмов, а не с административного ужесточения и единообразия. 

В регионах административная самостоятельность слабее, а потребность отчитаться перед центром сильнее. Ну и, в общем, детям деваться некуда, новых-то школ быстро не появится. 

Думаю, что и отток учителей возрастет. Ведь что в первую очередь делает единообразие? Отбивает мотивацию. Зарплата не растет, нагрузка увеличивается, все это ведет к выгоранию.


Единая программа не убьет творчество учителя. Но сколько это стоит?

— Может быть, тогда ничего не получится в стране с отменой вариативности?

— Она будет поддержана большим числом консервативно настроенных родителей, да и учителей тоже. Ведь единообразие очень способствует и контролю за ребенком на основе собственного школьного опыта, и простой отчетности органов управления образованием по всей стране. Уж что-что, а отчетность будет на высоте.

Фото: Анна Данилова

С 1 сентября 2023 года российские школы перейдут на Федеральную общеобразовательную программу, где почти по каждому предмету будет по одному учебнику.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий